Вход Господень в Иерусалим

Апрель
20

Вербное воскресенье – последнее перед Пасхой. Иначе оно называется Вход Господень в Иерусалим. Именно тогда Спаситель въехал в город, как самый скромный из скромных, на осле, в простой одежде. Но встречали Его как Царя. Постилали одежды и пальмовые ветви на Его пути, и непрестанно слышался крик: «Осанна! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!.. Осанна Сыну Давидову!»

А Спаситель… глядя на город, заплакал. Не о Себе – о городе: О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего.

Фарисеи запрещают людям относиться к Христу как к Царю, но люди не слушают, ликуют. Запрети им, – требуют фарисеи от Христа. Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют.

Спаситель почти всегда уклонялся от прямого столкновения с фарисеями, чтобы не увеличивать их злобу, – их же жалея. Но теперь надлежало пройти через все испытания, которые приготовили Ему фарисеи: именно в эти дни заседает Синедрион, приговоривший Христа к смерти. Тогда же положили убить и Лазаря, чтобы не умножать славу Иисусову как воскрешающего из мертвых.

О судьбе Иерусалима заплакал Спаситель. Даже на Кресте, оставленный Богом, Он не заплачет! А еще перед тем уронил слезы, когда в Вифании, в доме Лазаря, которого Он любил, кинулись к Нему сестры Лазаря Марфа и Мария и сказали, что Лазарь уже четыре дня как во гробе. Именно в Вифании, недалеко от Иерусалима, Он явно показал Свою Божественность – при всех было совершено чудо – спеленутый в погребальные покровы мертвец вышел из гроба по Слову Его! Но злоба усилилась…

Первосвященники, книжники и фарисеи, закосневшие в гордыне превозношения и исполненные зависти, возненавидели Христа окончательно: они ждали своего мессию, но не Христа. Они считали: он придет и даст им окончательную власть над миром, а этот пророк отрицает их образ жизни, ни во что не ставит богатство, почет; две лепты вдовицы для Него больше толстого кошелька; Он делит трапезы с нищими и мытарями, не признает субботы… Фарисеи нутром чуяли, что их богоизбранничество заканчивается: отныне, от Воскресения Христова, богоизбранным будет любой человек, только воцерковленный и просвещенный новозаветным учением.

(Для незнающих добавим, что Лазарь, воскрешенный Христом, еще долго жил, долго служил Господу и умер в глубокой старости, будучи епископом на Кипре.)

Именно в доме Лазаря провел Спаситель последние часы перед входом в Иерусалим. Именно здесь сестра Лазаря Мария, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. Именно тогда Иуда Симонов Искариот пожалел миро, замаскировав свою жадность заботой о нищих. Уже в доме Лазаря можно было понять, кто именно предаст Учителя, но никто из учеников не верит, что с их Наставником что-то может случиться. Он исцеляет хромых и прокаженных, немые отверзают уста, слепые прозревают, Он спасает и милует, Он повелевает стихиями, Он всемогущ, Он всесилен! Тем более три ученика Его, три будущих апостола – Петр, Иаков и Иоанн – были свидетелями, как Иисус беседовал с ветхозаветными пророками Моисеем и Илией, а с неба раздался голос Божий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение… разве может что-то случиться с Сыном Божиим?

Да, может, отвечает нам Писание. Но только по воле Самого Господа. А воля Его связана с любовью к нам. Ну вот как нас спасти, как?! Нас, принимающих за благо только радости материальной жизни. Накормленные пятью хлебами пять тысяч – не все обратились, многие из них из-за дарового питания готовы были следовать за Христом, лишь бы их кормили, разве не так? Больше того, разве не те же люди, которые в Вербное воскресенье кричали «Осанна!», разве не они же закричат вскоре: «Распни Его!»? Они.

Тут вопрос жизни и смерти. Кто считает жизнью только жизнь земную, тот мертв для жизни вечной…

Иисус ответил Иуде (не для него – для нас): «Нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда».

«Осанна Сыну Давидову!» И как не кричать – Царь пришел, Царь, из ничего хлебы созидающий, Царь, воскрешающий мертвых, – как не славить Его! Люди ослеплены земной радостью, забыта душа, ликует плоть.

Но не уйти от неизбежности предначертанного. Оно начинает сбываться. Сын Божий идет на крестные муки. Сам – послушный воле Отца! Еще впереди моление о Чаше, впереди страшная Среда – день Иудина предательства, впереди страшная Пятница Распятия…

Позади Неделя Крестопоклонная, Неделя Марии Египетской, пост. Осознание тяжести грехов и одновременно радость торжества духа над плотью. Завтра начинается Страстная седмица. А ныне, сегодня, сейчас – Господь вступает в Иерусалим!

И почему, почему так радостен, так светел, так ожидаем этот день – Вербное воскресенье? Мы – не те жители Иерусалима, Вифании, Назарета, мы в отличие от них знаем, что ждет Спасителя. И что ждет нас. Знаем: скоро, скоро пройдет эта черная предательская седмица, и засияют православные храмы, и с небес придет благодатный огонь, и мы воспоем единой грудью, единой душой:

«Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!» – и снова, и снова – всю Пасхальную Светлую Седмицу и до Вознесения, до дня Святой Троицы, до схождения огненных языков на апостолов, до их крестных путей на запад и восток, на юг и на север…

Вербное воскресенье окончательно разделило всех на учеников Христа и на Его врагов. Уже готов предатель, уже готовы тридцать сребреников для него, выросла уже и осина, на которой он повесится. Уже пробует голос тот петух, который обличит предательство Петра в страшную ночь издевательств над Христом. Уже давно готово древо для Креста – на дне Овчей купели. Уже ад содрогается, и первый человек, погубивший себя грехом, – Адам – скоро уйдет из него со многими другими. Скоро, скоро засияют наши православные храмы, скоро мы единой грудью, сердцем и душой воспоем: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!»

Но еще седмица до этого, седмица молений и покаяний, еще черные завесы на царских вратах…

Только не оставлены мы! Утром в понедельник Православная Церковь приступает к мироварению. Вливается в котел освященная вода, елей и благовония, епископ зажигает огонь под ним, и три дня варится миро под непрерывное чтение Евангелия. Это – именно то священное миро, которым Мария в доме воскрешенного Лазаря помазала ноги Христу и помазанием которого сообщаются нам один раз в жизни дары Духа Святого – при Святом Миропомазании.

…Вербочки лежали у нас на божнице, перед бабушкиной иконой. При болезнях вербочки заваривали с чаем. Одну веточку брали, когда в мае выгоняли в поле первый раз коров, чтобы хлестнуть ею каждую. Веточку не возвращали домой, а втыкали у берега. Вербочки обязательно приживались. И сейчас мальчишки тоже ходят за нею. А девочки обвязывают пучки вербы красными ленточками. В церкви батюшка освящает вербу. Будь благословенно Вербное воскресенье, цветоносное, как еще называют его, Вход Господень в Иерусалим!


Вы можете оставить комментарий.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомление
Яндекс.Метрика
footer.jpg