Веские причины ходить в храм

Октябрь
16

«Если мы ходим в храм только тогда, когда у нас случается что-то неприятное, то получается, что мы у Бога просим скорбей. Мы словно бы говорим: «Господи, пока не дашь скорбей, я к Тебе не пойду».

Знаешь ли ты, дорогой друг, что каждый раз, когда ты в воскресенье, в праздничный день не идешь в церковь, ты принимаешь очень важное, может быть, самое главное в жизни решение? Оно относится не только к твоей сегодняшней жизни, но и к вечной жизни твоей души. А она всем нам предстоит. И может начаться очень скоро — может быть, даже сегодня. Ты — крещеный человек. Слава Богу. Но если человек крещеный, это не значит, что место в раю ему обеспечено. Такой взгляд — не православный, еретический. Ведь важно еще, как человек живет.

Почему же ты не ходишь? Какие мысли тебя отводят от храма? А ведь отводят именно мысли. Кажется, что это твои мысли, ведь они в твоей голове. Но это не так. Как узнать, какая мысль от Бога, какая от дьявола?
Смотри, к каким действиям эта мысль тебя ведет, куда направляет: к церкви — или от церкви? К молитве, к посту, к покаянию, к исповеди, к причащению, к венчанию (если вы в браке), к терпению, к прощению, к добрым делам — или от всего этого, под любым предлогом. Даже самым благовидным.

Смотри, какие чувства, какое состояние души в тебе рождают мысли. Если мир, любовь, смирение, тишину, покой — скорее всего, это мысли от Бога. Если злобу, гордость, страх, уныние, отчаяние — от лукавого.
Любые мысли против веры Православной, против Бога, против Церкви Христовой, против молитвы и поста — от дьявола. Существует набор распространенных приемов-мыслей, с помощью которых невидимый враг старается не допустить человека к Богу.

«А я хожу в церковь»

Так иногда говорят и люди, которые заходят в храм освятить куличи, запастись крещенской водой, постоять на крестинах, проводить покойника. Может быть, иногда поставить свечку, в каких-то особых случаях. И — довольно. Они считают, что в церковь ходят.

Но сама Церковь так не считает. Господь дал нам заповедь: Шесть дней работай, делай все дела твои, а день седьмой посвящай Богу (см.: Исх. 20, 8—11).

День седьмой — это воскресенье. Воскресение Христово — это основа нашей веры. Только благодаря тому, что Спаситель пострадал за нас на Кресте и воскрес, мы, крещеные люди, имеем надежду на спасение.
Знаешь ли ты, что существует правило святых отцов, по которому человек, который три воскресенья подряд не был на богослужении в храме, может быть отлучен от Церкви? Ведь он сам себя от Церкви отлучает.

Это понятно. Если у тебя по воскресеньям всегда есть какие-то дела помимо храма, это значит, что главная цель твоей жизни еще не в Церкви, а где-то в миру с его целями и ценностями, чуждыми делу нашего спасения.
Все живое растет постепенно и постоянно. И у нас не иногда, а постоянно живет душа. Она нуждается в постоянном питании и очищении. Питается она благодатью Святого Духа, которая нам подается прежде всего в православном храме. Тогда мы живем духовно, растем.

На работу мы идем, не задумываясь: идти — не идти? Как рабочий день — так встаем по будильнику, спешим ко времени. Если бы мы заходили туда несколько раз в год, разве могли бы мы сказать, что ходим на работу? И что бы мы заработали? А ведь это все — в основном для тела. Но человек — это прежде всего его душа. Если бы школьники между почти постоянными каникулами иногда заходили в школу, чему бы они научились?
Церковь — это и труд, и учение. И, как всякий труд, как всякое учение, здесь нужны и время, и усердие, и упорство. Тогда будет толк.

«У меня Бог в душе»

…Невидимый враг — очень хитрый. Он хитрее нас. Он всевает нам эту мысль: «У тебя Бог в душе!» А на самом деле это не Бог вошел в нашу душу, а только мысль про Бога, с которой к нам проник, наоборот, окаянный. Как волк в овечьей шкуре. И льстит нам.

На самом деле у нас в душе чего только не бывает: и осуждение, и раздражение, и мысли черные — и это совсем не Бог. Как от всего этого освободиться? Как бороться с вражьими помыслами? Только с Божией помощью.
Сам человек со «своими» вроде бы мыслями справиться не может, даже если очень захочет. Это и подтверждает еще раз то, что они на самом деле не наши, а вражьи.

Преподобный Амвросий, старец Оптинский, когда к нему приходили бесовские мысли, крестился и говорил: «Не соизволяю». Никакого внимания не нужно уделять им. Не задумываться. Сразу — отбрасывать. Молиться Иисусовой молитвой: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго. И они отойдут.
Церковь учит нас, что дьявол особенно боится крестного знамения, крещенской воды и Тела и Крови Христовых, которых мы причащаемся в церкви.

Во время Божественной литургии в церкви совершается главное ее чудо, непостижимое даже для Ангелов. Сам Господь дал его нам для нашего спасения. Во время общей молитвы священников и прихожан на специально приготовленные в алтаре хлеб и вино сходит Дух Святой, и они становятся истинными Телом и Кровью Христовыми.
По виду, по вкусу они остаются хлебом и вином, но на самом деле это Сам Господь. Люди, которые причащаются Святых Христовых Тайн, по своему опыту знают, что они получают великую освящающую силу, исцеляющую и душу, и тело. Для того-то мы прежде всего и ходим в храм, и причащаемся, чтобы в наши уста, в наше тело, а тогда и в душу действительно входил Бог. Господь сказал: Ядый Мою Плоть, и пияй Мою Кровь, во Мне пребывает, и Аз в нем (Ин. 6, 56).

Преподобный Серафим Саровский, духовник Земли Русской, говорил:

— Кто причащается, на всяком месте спасен будет. А кто не причащается — не мню.
Каждому крещеному человеку необходимо регулярно приступать к Таинствам Исповеди и Причащения. Ведь мы же регулярно моемся — очищаем свое тело. Не менее регулярно нужно нам очищать и свою душу. Церковь так и называется: духовная баня.

«Я еще не созрел»

«Зрей! — говорит дьявол. — Зрей как можно дольше. Только ничего не делай для того, чтобы созреть». Не читай Евангелие, «Закон Божий», творения святых отцов. Не ходи в храм, не спрашивай ни о чем священников, хотя они поставлены Богом для того, чтобы помогать народу в его духовной жизни. Этим приемом враг особенно любит ставить людям заслон на пути ко крещению и венчанию.

«Я еще не пришел к этому». Чтобы прийти, нужно идти. Ну так иди. А куда идти? Конечно, в храм.
В жизни идет лютая духовная борьба за каждую душу, за мысли каждого человека. И нужно делать усилие для того, чтобы вырваться из этого плена мыслей на свободу, прийти к Богу.

«Нас не воспитывали в вере. Теперь уже поздно менять свое мировоззрение»

Нет, не поздно. Менять его все равно придется: когда душа покинет тело и мы увидим совершенно точно, что все, что сказано в Библии, это правда. Что есть иной мир, мир Ангелов и бесов, в котором нам нужно только одно: то, что щедро предлагала нам Святая Церковь все годы нашей здешней жизни. В этой жизни можно еще все изменить и спасти свою душу. В будущей будет только вечное раскаяние. Но тогда уже действительно будет поздно.

Первым вошел в рай благоразумный разбойник, который перед самой смертью, страдая на кресте за свои преступления, покаялся, исповедовал Господа — и получил от Него прощение и вечное спасение.
Значит, здесь, на этой земле, как бы мы ни жили до этого, никогда не поздно покаяться за всю прошлую жизнь и обратиться к Господу.

«Я не знаю, как себя вести в церкви. А вдруг меня плохо встретят?»

Ничего страшного, это ненадолго. Потерпи. Улыбнись. Потрудись над собой (вот уже началась польза!). Скажи смиренно: «Простите, я тут еще ничего не знаю. Но я хочу узнать. Подскажите мне, пожалуйста…» Даже самые строгие бабушки от такого смирения, скорее всего, дрогнут, смягчатся — и замучают материнской заботой. Только не спеши во всем доверяться им, хотя это и покажется тебе более легким (легко — не всегда хорошо). По всем духовным вопросам обращайся к православному священнику. И очень скоро главное узнаешь.
Набирайся духовного опыта: любимый прием невидимого врага — делать из мухи слона. Тебе кто-то сказал одно какое-то слово (и сам, может, об этом уже пожалел) — а ты уже готов лишить себя постоянного, ничем не заменимого блага, дающего великую радость и пользу в этой жизни и в будущем жизнь вечную. Разве это соизмеримо?

«Я не такой уж сильно верующий»

Ну, а тогда лучше места, чем церковь, тебе и не найти. Потому что здесь больше всего укрепляется вера. Мы все — в пути. Все мы хотим, чтобы наша вера стала крепче, хотим быть ближе к Богу. Нужно не жизнь подстраивать под свое маловерие, а веру свою укреплять. «С кем поведешься, от того и наберешься», — говорит народ. Поведешься с правдой, с истиной, с красотой, с чистотой — станешь умнее и добрее, станешь чище и счастливее. Молись, проси евангельской молитвой: Верую, Господи, помоги моему неверию (Мк. 9, 24). Господь поможет, Господь даст. А верующему — все возможно. Это тоже евангельская истина.

«На Бога надейся, а сам не плошай»

Точно так! Сам не плошай, трудись: молись, постись, ходи в церковь, делай ради Христа добрые дела… У христианина, который надеется на Бога, дел — невпроворот. И прежде всего — с самим собой. С греховными мыслями, чувствами, со своими лютыми страстями — болезнями души: гордостью, ленью, маловерием, гневом, сребролюбием, унынием, блудом, чревоугодием… Только поворачивайся! И, конечно, занимайся своими обычными делами — перекрестившись, помолившись.

Если Господь благословит твои труды, все будет спориться, все успеешь, и все пойдет на пользу. А без Бога можно весь день прокрутиться на одном месте, вечером оглянуться: куда день ушел? Непонятно. А если год? А если жизнь? Можно экономить минуты, а куда уходят десятилетия — не задумываться. Когда ходишь в церковь, то не теряешь время, а экономишь его.

«А что в церкви делать?»

У каждого православного в церкви дел очень много.
Входя в храм (лучше — до начала службы), перекрестись, поклонись Господу, Матери Божией, всем святым. Поставь свечи: за здравие — перед иконами и за упокой — на канун, перед Крестом Спасителя. Подай записки с именами крещеных православных христиан — о здравии, о упокоении. Выбери место в храме. Постарайся понять, куда и к Кому пришел, Кто тебя слушает, Кто тебя видит, в том числе все твои мысли.

С самого начала службы мы слышим призыв: Миром Господу помолимся. То есть, внутренним миром, тишиной души. Постарайся умирить свои мысли и чувства. Ты пришел говорить с Самой Любовью, с Богом.

Почивший старец протоиерей Николай Гурьянов, который жил на острове под Псковом, говорил:
— Какие вы счастливые, что вы верующие…

Ласково разговаривайте с Господом, когда стоите на молитве. Старайся ни с кем не беседовать — вслушиваться, вдумываться в то, что читают и поют. Со словами и песнопениями богослужения соединять свою мольбу, вливая ее в общую просьбу молящихся — от всея души и от всего помышления нашего, как призывает нас Святая Церковь.Можно молиться и своими словами — о самом важном, самом сокровенном. У всех есть такие сердечные просьбы.

О чем мы говорим с Богом?

Прежде всего, мы Бога благодарим. Вот для чего мы ходим в церковь. Мы постоянно пользуемся Его бесчисленными благами…

Если бы не Господь, было бы неизмеримо больше горя. Мир бы захлебнулся в нем. Господь старается обратить всякое зло нам во благо. И мы можем Ему в этом способствовать, если не будем роптать, злиться, искать виноватых, унывать, а будем смиряться, каяться в своих грехах, терпеть, укрепляться в добре и благодарить Бога. Никакое добро не бывает само собой разумеющимся. Это всё — победа над злом в главной битве, которая и есть жизнь.

«Слава Богу за всё», — сказал в конце своей жизни, среди скорбей великий вселенский учитель и святитель Иоанн Златоуст.

Вторая наша просьба к Богу — о прощении грехов. Все мы грешные, один Господь только без греха. И только Он может нам прощать грехи, очищать наши души.

Третья просьба — о помощи Божией. Без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5), — сказал Господь.
Все наши вопросы решаются прежде всего в церкви: государственные, семейные, медицинские, педагогические, финансовые, военные. Генералиссимус А.В. Суворов учил своих солдат: «Молись Богу — от Него победа!» У него не было ни одного поражения.

Мы ходим в церковь и просим помощи Божией не только для себя. Мы молимся в церкви все вместе о мире всего мира. О Богохранимой стране нашей, о ее властях и воинстве. О своем городе или селе и верою живущих в них. О изобилии плодов земных. О плавающих в море, путешествующих, недугующих, страждущих, плененных. О всех прежде почивших православных христианах.

Записки, которые мы подаем в церкви о здравии и упокоении, читаются в алтаре. На каждой Литургии батюшка вынимает из просфор частички за живых и умерших. В конце Литургии он погружает их во Святую Чашу с Телом и Кровью Христовыми и молится: Омый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею Честною, молитвами святых Твоих. И тем, кого помянули, бывает великая польза.

Просфоры потом раздаются в храме верующим. Они вкушают их, приносят домой, разрезают и каждый день едят натощак по кусочку, запивая святой водой. И сами освящаются.

Сны о умерших

Иногда нам снятся люди умершие. Снам вообще верить не положено, разгадывать их — дело опасное. Невидимый враг и здесь может обмануть. Приснился живой человек — просто помолись о его здравии, приснился умерший — помолись за упокой. И будет им польза. Особенно — если их помянуть в церкви.

Сами себе почившие уже помочь не могут — только на нас надеются. Поэтому, если к нам придет мысль: «А стоит ли идти в церковь? Что там делать?» — можно будет ей ответить: «Да хоть бы умерших помянуть». Уже одно это — большое дело. Для них это — как хлеб.

Люди приносят в церковь продукты (всё, кроме мяса) — милостыню, которая тоже усопшим на пользу. Одна раба Божия недавно принесла к нам в храм и положила перед кануном пакет гречки. Помянуть родителей.
Потом смотрит — а пакета нет. Она расстроилась: как же это так, в храме? Ей советуют за свечным ящиком:
— А вы подайте заказную записку на Литургию, это будет самый лучший помин.
Она так и сделала. Через несколько дней приходит, обращается за ящик:
— Я вас пришла благодарить за ваш совет. Вы мне сказали подать записку, помянуть. Я подала. После этого мама покойница приснилась моей сестре. Такая веселая, довольная. Сестра у нее там спрашивает: «Что, мам, ты такая веселая?» А она отвечает: «А мне тут так хорошо. Меня тут хорошо одевают и кормят. Даже дают гречневую кашу».

На вопрос о том, насколько важно поминать на Литургии живых и умерших, протоиерей Николай Гурьянов как-то сказал:
— Поминайте, поминайте. Сказано: В нюже меру мерите, возмерится вам (Мф. 7, 2). И меня помяните.

Иной раз можно услышать: «Оттуда (с того света) никто еще не приходил». Но на самом деле и приходили, и приходят.

Протоиерей Сергий Лавров много лет был настоятелем храма Покрова Божией Матери села Игумново под Москвой. Пройдя финскую войну, когда он уходил на фронт в 1941 году, его мать, Елизавета, вдова расстрелянного в 1937 году протоиерея Николая, дала ему кусок хлеба и сказала:
— Откуси. Придешь — и доешь.

Так она верила в то, что вымолит его. И его укрепила, словно бы дала вкусить этой веры. Он вернулся в 1946 году — и доел. Пятьдесят два года прослужил священником. Когда его хоронили, матушка, Наталья Петровна, рассказывала, что за две недели до смерти он ей сказал:
— А ты знаешь, ко мне папа с мамой приходили.
— Что, приснились? — спросила она.
— Нет, так приходили. Сказали: «Ну, теперь пора к нам».

Помнится, когда мы, священники, читали над ним, как полагается, Евангелие, он лежал такой спокойный… Всё сделал: Родину защитил, трех дочерей вырастил, Богу послужил… И был подготовлен родителями к переходу в жизнь вечную. Так заканчивают жизнь праведники. Царствие им Небесное!

«Я такой грешный, куда мне еще в церковь?»

Представьте себе человека, который скажет: «Я такой грязный, куда мне еще в баню?» А куда же тебе еще? Вот только в церковь вам и надо, драгоценные грешники! Пора именно в церковь. Давно пора! Пора очищаться, омываться, набираться сил для борьбы с грехом.


Вы можете оставить комментарий.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомление
Яндекс.Метрика
footer.jpg