Немного о любви

Октябрь
01

Вечернее богослужение уже подходило к концу, но Алексей, внутренне оправдываясь физической усталостью, осторожно пробирался к выходу из храма. Кто-то несильно ткнул его в плечо. Алексей обернулся. Ну, конечно, бабушка. Одна из них. «Надо достоять до конца».

Алексей вяло улыбнулся, упрямо мотнул головой и побрёл дальше к выходу. За ним потянулась пожилая парочка. На паперти его встретил до головокружения свежий январский воздух, зовущий гулять весело и до одури. «Вот только с кем?» — уныло подумал он. Миновав рядок подвыпивших бомжеватых нищих, он всё-таки решил, что не прогуляться хотя бы и в одиночестве по такой шикарной погоде будет грехом. Следом шла всё та же пожилая пара, и он волей-неволей услышал часть их разговора.

— Надо подать, они замёрзли, считай, что это их работа. Ну, наподобие, — твёрдо доказывал мужчина своей спутнице. Оба были сугубо интеллигентного вида.

— Не надо! Ведь батюшка сказал строго-настрого – пьяницам подавать только продуктами, не деньгами. Пропьют, а на тебе грех!

— Они и без меня пропьют, тем более, что продуктов у нас собой по такому случаю, как ты понимаешь, нет, — недовольно ворчал мужчина, выискивая в кошельке некрупные купюры, — я помню с детства одну непреложную истину – «Никогда не считай себя лучше других». Завтра сам неизвестно где и с кем окажешся.

— Что ты такое говоришь?!

— говорю, что знаю, — уверенно отчеканил мужчина, — сейчас о любви только с амвона и услышишь, а в жизни…

Окончания фразы Алексей не расслышал, так как своими быстрыми шагами уже порядочно удалился от спорящих. А в жизни… А жизнь вокруг, как говорится, жительствовала и торжествовала, переливаясь мириадами снежных сверкающих искринок, бесконечно весёлыми уличными гирляндами и неоновой рекламой. Хотелось влиться во всю эту предрождественскую суету и моментально стать частью этого радостного хаотичного организма. «Любовью всё в этом мире созиждется и существует,» — звучали в голове Алексея слова из проповеди. «Если всё, — думал он, — тогда и все эти дома, сугробы, машины, магазины, вобщем всё, включая и меня». Он проходил мимо цветастых витрин магазинов, радостно-возбужденных лиц и пытался увидеть, найти во всём этом какой-нибудь отблеск любви, отголосок. Всё заключалось в том, что ему было просто одиноко среди всей этой всеобщей весёлой сутолоки.

— Приобретайте рождественские подарки, подарите радость себе и своим близким! – громко декламировала девушка, одетая в яркую фирменную униформу, почти в ухо Алексею, — обладателям дисконтной карты пятипроцентная скидка!

— А если я любовь хочу подарить кому-нибудь, а вот никому не нужен я со своей любовью, — неожиданно для себя полушутливо сказал он девушке.

— А вы купите что-нибудь в нашем магазине, — на той же шутливой ноте ответила она, — и, возможно, ваша любовь найдёт себе адресата!

— А без этого нельзя? Чтобы ничего не покупать, а так просто…

— Ну, это не наш формат, — озадаченно ответила она, — извините, вы мне мешаете работать.

«Да, оказывается, не так просто влиться в этот весёлый организм,» — размышлял Алексей, — «нужно обязательно что-то покупать». Недолго думая, он зашёл в магазин.там его встретили какие-то приятные дорогостоящие ароматы и мягкая музыка. Минуя парфюмерный отдел, он подошёл к продавцу DVD-дисков.

— Что вы хотите выбрать?

— Если можно, что-нибудь про любовь.

— Про любовь обычно женщины спрашивают, — улыбнулся продавец, — про любовь много. Легко.

Алексей рассеянно всматривался в яркие крикливые обложки предлагаемых дисков. Нет, полуобнаженные красотки в объятиях суперменов с бесчеловечными лицами были ему без надобности.

— Это немного не то. Мне бы для души чего-нибудь…

— Всё на прилавке, смотрите, — сухо ответил продавец, вяло махнув рукой.

Так ничего и не выбрав, Алексей вышел из магазина. Морозный воздух опять приятно начал щипать щёки и нос; домой, конечно же, не хотелось. Может быть, позвонить Вальке? Поздравить с наступающим Рождеством и пригласить погулять?! Лёгкое волнение электрической волной пробежало по телу. Он достал сотовый телефон и набрал Валькин номер. «Вне зоны действия…» — безэмоционально проговорил автоответчик. Вне зоны действия их отношения были уже два месяца. Началось всё с интернета. Алексей, как всегда прилипший к компьютеру, зависал в чате буквально сутками.

— Хоть бы погулять сходил, лето ведь на дворе, — ворчала мать, которой, вероятно, хотелось хоть недолго отдохнуть от сына. Хотелось простой женской личной жизни, — Лёшка, что ты как старый дед! Девчонки то какие на улице!

— Здесь тоже девчонки, ещё какие!

— В этом ящике? Не смеши…, — мать удрученно понимала, что от Алексея дома ей в ближайшее время не избавиться и уходила в другую комнату читать очередной женский роман.

Валька появилась в его жизни как свежий прибрежный ветерок. Всё началось стандартно. Знакомство по интернету, обмен данными, несколько дежурных шуток, лёгкий интерес, встреча. Дальше всё закрутилось-завертелось так лихо, что Алексей не сразу понял, что его посетила та самая первая любовь. Посетила ли она Вальку? Как нигорько это было ему признать, скорее нет, чем да. Валька не изменилась. Всё та же сумасшедшая любовь к компьютеру и бесконечные SMS-ки, манером которых ей нравилось сообщаться.с окружающим миром (не исключая Алексея), нравилось куда больше, чем так называемое живое общение. К живому общению она относилась с каким- то лёгким презрением: «Зачем?» «Как зачем?» — горячился Алексей, – «А зачем люди вообще видятся?» «Я не знаю, мне это не нужно,» — весело отвечала Валька, — «всё, что мне надо, я найду в интернете!» «И детей?» — грустно проиронизировал Алексей. «Ну, о детях пока пока рано думать. Ладно, пока, встретимся в чате!» «О’кей…»

Больше они не виделись, не пересекались. Нив живом общении, ни в чате. Тёмными зимними вечерами Алексей также сидел уткнувшись в монитор компьютера, но тоскливые мысли о потерянной любви упрямо заползали в голову, мешая заниматься обычными делами.

— У тебя таких Валек ещё тысяча будет! – как-то сказала мама, жалея сына.

— Таких не будет… Мама, я, наверное, в монастырь уйду.

— Возьми и меня с собой, — сказал старший брат, присутствовавший при разговоре.

— Я не шучу…

— Ты хоть одну всенощную отстой, потом и поговорим.

— Сынок, ты развейся, — утешала мама, — вот сейчас «Дом – 2» начнётся, вы же любили с Валькой смотреть его, обсуждать, какие там все креативные! «Построй свою любовь!»

— Мама, ты разве не видишь, что они там только всё разрушают! – болезненно поморщившись, устало ответил Алексей.

— Кто не имеет, тому нечего и разрушать, — философски лаконично закончил разговор брат.

… Оборвав воспоминания, Алексей побрёл к своему дому. Зимний холод и одиночество взяли своё. Пора возвращаться. Подъезд встретил его обычной бесприютностью и темнотой. Под лестницей послышался шорох. «Кошка, собака что-ли?» — Алексею стало любюопытно, он подошёл и посмотрел. Под лестницей свернувшись калачиком, спал замызганный пацанёнок. Проснувшись и испуганно тараща глаза на Алексея, пацанёнок жался к стене. Он был похож на затравленного зверька, и Алексею сразу стало по-человечески жаль его. Бывали случаи в его жизни, когда внутренне он чувствовал себя подобным образом.

— Ты чего здесь? – как можно доброжелательнее, ровным тоном постарался сказать Алексей.

— Мама пьёт…

В этот момент на лестничной площадке резко открылась дверь и в проёме показалась сердитая мужская физиономия.

— Мне собаку спустить или сами уберётесь?

— Подождите, мы сейчас уйдём, — спокойно сказал Алексей, — пошли ко мне, покормим тебя, а там видно будет.

……………………………………..

Не блажь, не сон, не суета…

Являясь под покровом ночи,

Не меркнет свет, горит звезда,

И зрят Всевидящие Очи.

Рожденье Сына…, не беда

Что мир пока окутан мраком.

Не меркнет свет, горит звезда,

Являясь предпасхальным знаком.

И пусть ты беден, наг, убог,

Ивсякий мог тебя обидеть,

Сейчас уже не одинок,

Коль смог эту звезду увидеть.

Александр Максимов.

Вятка.


Вы можете оставить комментарий.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомление
Яндекс.Метрика
footer.jpg